22:43 

Самый ЛУЧШИЙ ПОДАРОК на мою днюху!!! СПАСИБО тебе Korin B=*

Некро666
Благими намерениями вымощена дорога в ад.
Имитация чувств.
Автор: KoЯin B
Бета: пока не бечено.
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP
Пейринг: Итачи/Дейдара с присутствием Сасори
Фендом: Наруто
Предупреждения: ООСище, слеш, отсутствие смысла, изнасилование…
Размер: мини
Состояние: окончен
Размещение: все права на размещение принадлежат Некро
От автора: Для Некро в подарок на день рождения!

Звенящая тишина наполняла ущелье.
Все пары преступной организации Акацки находились на миссиях, кроме Итачи и Кисаме. Последний сейчас должно быть уютно посапывал на своем ложе, напоминающем больше нары в тюрьмах Конохи, а это значит, Итачи может насладиться мертвой тишью, нарушаемой какой-нибудь крысой, скребущей себе туннель на кухню, в поисках чего-нибудь съестного.
Это успокаивало: можно отдохнуть от вечной ругани Хидана, раздражающих вопросов Кисаме, идиотизма Мадары, который претворяется недоразвитым, и косых, ненавидящих взглядов Дейдары. Эти глаза умели ненавидеть так искренне и чисто, и было в них нечто, чего не хватало его маленькому брату. Этой яркой вспышки, не затуманенной предрассудками. Почти невинной, немного детской и такой сильной.
Мужчина нахмурился. Его мысли плавно приняли другой совершенно неожиданный поворот.
Хм, Дейдара был действительно невинен в своем саморазрушении. И все это сочеталось в блондине необычайно гармонично. Его логика была не лишена тонкой, почти незаметной, философии. А что с него возьмешь: он фанатичный писатель искусства, преданный и отчаянный. И если вдуматься, то Итачи мог бы провести параллели в том, что делает он сам и Дейдара.
Саморазрушение было, пожалуй, самым правильным словом. Только Учиха к нему не стремился. Просто так было нужно.
Такие странные мысли, никак не вяжущиеся в одно целое, плавали в голове брюнета, до тех пор, пока где-то совсем близко не раздался грохот. Послышалась ругань и редкие саркастические замечания кукольника.
Прелесть одиночества была беспощадно нарушена.
Итачи не знал зачем, но он вышел из комнаты, держа курс на злополучную кухню.
В чувствительные ноздри ударил неприятный запах паленой ткани.
Дейдара был без стандартной униформы: в одних брюках и сандалях. Его майка, пропитавшаяся кровью, лежала рядом с обгоревшим плащом, символизирующим Акацки, а на спине красовался длинный глубокий порез, заливающий матовую кожу кровью.
- Дейдара, нужно зашить рану, - голос Сасори, как всегда был недоволен.
- Дана, ничего не случится, если я сначала поем, так что подождите меня в мастерской, - буркнул блондин, пытающийся найти, хоть что-то съестное. Прямо как крыса.
Итачи, стоящий на входе, до сих пор никем не замеченный, раскрыл себя не свойственным ему смешком.
- Итачи, не спишь? – Акасуна не был удивлен, а даже, если и был, то хорошо это скрывал за ровной интонацией.
- Это довольно сложно, учитывая производимый шум, - Учиха успокоился и снова нацепил маску равнодушия.
- Я говорил, тебе Дейдара, быть тише.
- Если у кого-то проблемы со сном не мои проблемы, - выплюнул блондин, при этом, не смотря на Итачи.
- Жду тебя у себя, или завтра ты даже встать не сможешь, - Акасуна поспешил скрыться, оставляя напарника с объектом своей ненависти.
- Я не девочка из академии, да, - буркнул ему в спину Дей, но мастер марионеток, этого уже не услышал.
Дейдара чувствовал себя неуютно под блуждающим взглядом Учихи, что сразу же отразилось на его лице в виде раздражения.
- Что? – грубо осведомился он.
- Выброси это, - Итачи взглядом указал на лохмотья, бывшие когда-то одеждой, - воняет.
Не найдя ничего из еды, Дейдара нагнулся за тряпками, лежащими на каменном полу, хмыкнув:
- Неженка.
- Спешишь к своему ненаглядному? – Итачи говорил спокойно, ни чем, не выдавая своего любопытства.
Дейдара медленно обернулся.
- Что ты сказал? – тихо переспросил блондин. Такой тон был ему не свойственен, что говорило о крайнем бешенстве Дейдары, но Итачи лишь забавлялся. Ему нравилось наблюдать ярость, злость, умиротворенность или радость на красивом лице.
Да, Дейдара определенно был красивым. Итачи рассматривал его обнаженные плечи и гибкую спину, длинные руки с изящными кистями, узкими ладонями и аристократическими пальцами. Эти руки были намного более изящные, нежели его собственные.
- Спешишь потрахаться с господином Сасори? – передразнил Учиха. – Думаю, ты в любом случае завтра не встанешь.
- Мразь!
- Да ладно, - промурлыкал брюнет, делая шаг к взбешенному блондину, неожиданно ощутив прилив желания. Неужели у него так давно никого не было, что он захотел Дейдару, парня? Привлекательного парня, признал Итачи. – Неужели тебе нравится его тело? Деревянное, бесчувственное, холодное.
- С чего такие вопросы? – губы Дейдары сами собой расползлись в кровожадной усмешке. – Не уж то Кисаме выкинул тебя, как шлюху на утро? Ты его больше не удовлетворяешь? Или денег не хватает на оплату?
Звонкая пощечина остановила поток непристойных слов.
Дейдара инстинктивно приложил ладонь к горящей щеке.
- Какой грязный рот. Хорошенький грязный ротик, - Итачи пальцами зафиксировал положение головы блондина, с силой сжимая его подбородок, заставляя смотреть себе в глаза.
Так много ненависти! Слишком много…
Учиха Итачи никогда не думал, что это может быть таким возбуждающим. Таким диким, не обузданным и необходимым.
Он приблизился, ловя губами учащенное дыхание блондина, не сводя глаз с голубого моря презрения. Итачи хотел бы прижаться в жадном подчиняющем поцелуе к этому приоткрытому рту, но понимал, что за такую вольность ему могут легко разбить нос.
- Даже не пытайся, сука! – Зашипел Дейдара, и, оттолкнув Итачи, поспешил покинуть столовую.
- Хм, - выждав несколько минут Учиха направился следом.

Тихо приоткрыв дверь в логово Скорпиона, Итачи смотрел на чуть сгорбленную спину Дейдары, лицо которого было скрыто за длинными локонами. Привычной красной бечевки, скрепляющей волосы, не было, а светлые пряди небрежно лежали на плече. Он сидел на софе, заламывая пальцы от безделья, стараясь не двигать корпусом, что бы не получить от Акасуны подзатыльник. Рядом стоял небольшой таз с окровавленной водой, в которой плавала мочалка. Сасори стоял над блондином с иголкой.
Очевидно, Учиха ошибся, и выходец из Суны действительно будет зашивать Дею рану.
Кукольная голова повернулась к тихо наблюдающему Итачи. Вишневые глаза смотрели с вопросом, ответ на который так и не получили. Учиха наблюдал только за Дейдарой, его хрупкой, на первый взгляд фигурой, движениями, ужимками.
Улыбнувшись своим мыслям, Сасори, отошел от «пациента». Никто не мог бы сказать, что он там делал, но когда он снова повернулся к Итачи, брюнет заметил, что игла была чем-то покрыта, странно поблескивая в свете свечей, а на ее кончике собралась и упала на каменный пол маленькая капелька.
- Сиди тихо, Дейдара, - приказал Акасуна.
- Хм – блондин все еще не заметил присутствия Итачи, должно быть он истощен.
Сасори проколол кожу, делая первый стежок, и Дей никак не отреагировал. Кровь продолжала сочиться, пачкая белые нитки, засыхая на них бурыми пятнами.
- Мне потребуется анализ твоей крови, - заметил Акасуна.
- Зачем? Ммм?
- Может быть заражение. Завтра мы об этом узнаем, - Сасори продолжал методично шить, - и если так, то тебе потребуется лечение, а мне не нужен больной напарник.
- Угу, вы спите и видите, как бы меня выпотрошить.
- Думаю, есть люди, которые хотят этого намного больше меня, - Сасори отреагировал на удивление спокойно.
- Кто, например?
- Может быть Учиха? – предположил Скорпион.
Дейдара довольно оскалился, но этого никто не увидел.
- Это взаимно, - медленно протянул юлондин.
- У тебя есть реальный шанс это сделать, - Сасори сделал последний стежок и обернулся к Учихе.
- Что? – Дей вздернул голову и обернулся. – Какого черта он здесь делает?
Итачи медленно направился к Дейдаре и остановился только меж его раздвинутых ног.
- Ну, Дейдара? Так как ты меня хочешь, - голос Итачи сочился ядом, - выпотрошить? Или как же уступишь мне? – Руки брюнета легли на колени парня, легонько массируя их, на что тот мгновенно сощурил глаза.
- Убрал руки, Учиха? – блондин сжал кулаки.
Ладони Итачи поднялись выше, на бедра, поглаживая их.
- Какого черта? – Дей нахмурился и замахнулся, но Итачи легко поймал его кулак.
- Не будь таким сердитым, - промурлыкал Итачи.
Чуть покосившись на стоящего в стороне Сасори, он переместил ладони на спину Дейдары, проводя пальцем по свежему шву. Блондин выгнулся от боли, но не застонал.
- Не беси меня!
- А что ты сделаешь? Ты на пределе, у тебя нет чакры, и на данный момент ты не сможешь мне противостоять.
Дей заскрипел зубами от досады и правдивости слов Учихи.
- Но ты можешь подчиниться.
- А тебе это нравится, да? – Дейдара предпринимал бесполезные попытки сбросить чужие руки со своей талии.
- Конечно, - Итачи резко схватил длинные волосы, от чего Дейдаре пришлось запрокинуть голову. – Какая нежная кожа, - Учиха невесомо ласкал линию подбородка губами, а потом грубо поцеловал плотно сжатые губы.
Непокорность возбуждала намного больше, нежели если бы Дей отдался ему сам.
Прижав к себе парня еще ближе, Учиха поцеловал длинную шею, продолжаю удерживать его за волосы. И тогда в тишине послышался негромкий стон.
- Что за? – Выдохнул Дейдара. – Дана, что это?
- Сегодня я решил предоставить Учихе шанс. Считай это одним из моих экспериментов, - проговорил Акасуна безразлично и Дей со злостью зарычал, еще активнее пытаясь вырваться из крепкого захвата.
- Не брыкайся!
- Ты меня не сломаешь! Только больше разозлишь!
- Отлично, мне нравятся злые.
- Су..
Дей не договорил, потому что Итачи накрыл его рот своими губами, попутно пытаясь стащить форменные брюки с блондина, а когда это не удалось, то он просто разорвал их кунаем, принимаясь ласкать полувозбужденное естество Дейдары.
- Потрясающе, - выдохнуд Учиха отстранившись. – Что это?
- Афродозиак. Сильный, - пояснил Сасори, догадавшись, что вопрос адресован ему.
- Предатель, Дана, - выдохнул Дейдара. Постепенно его попытки освободиться сходили на нет.
- Эта субстанция будет блокировать его движения, он не сможет уйти, - продолжил Скорпион, наблюдая, как Учиха разворачивает легкое тело блондина к себе спиной, заставляя его нагнуться, прижимаясь бедрами к обнаженным ягодицам.
- Не-ненавижу, - выдавил «заложник».
Итачи усмехнулся. Он заломил тонкие руки Дейдары, так что тот зашипел от боли. Сдерживая их одной рукой, брюнет чуть приспустил собственные брюки.
- Отлично выглядишь, - кланоубийца похотливо оглядел оголенную плоть, скользя в расселине меж ягодиц эрегированным членом.
- Пусти, сука! – Закричал Дейдара не в силах больше терпеть подобное унижение. – Пусти!
- Умоляй меня, - Итачи приставил головку к сжимающемуся колечку мышц.
- Эй, - позвал Сасори, о котором Учиха уже успел забыть, - не порви его, - и кинул парню какую-то баночку с густой жижей внутри, на которой не было этикетки.
- Неужели, наш террорист все еще девственно-невинен?! Кто мог предположить? – Быстро смазав себя, Итачи больше не стал терять времени и вошел одним грубым толчком.
Дейдара жалобно заскулил, и вновь опустил голову, на этот раз намерено скрывая свое лицо, чтобы никто не увидел брызнувших из глаз слез.
- Какой тугой, - Учиха в экстазе закинул голову назад, облизывая пересохшие губы, и даже не пытаясь снизить скорость движения и дать блондину привыкнуть.
- Не надо, - тихо, почти неслышно попросил Дей, силясь сдержать рыдания.
- Терпи, сучка, ты же шиноби. – Итачи почти нежно посмотрел на дрожащую спину с тонкими старыми шрамами. – О, кажется, я все же его порвал, - брюнет обернулся к Акасуне.
Наблюдая за страданиями напарника, Сасори чувствовал какое-то странное ликование. Он не знал, чем оно вызвано, он знал, что ему это нравится, а еще, что подобное больше никогда не повторится, потому что он этого не допустит.
Переведя взгляд на лицо Итачи, читая написанное на нем блаженство, Сасори вдруг захотелось, почувствовать тоже, что и Учиха.
Подойдя к парочке, и став напротив Итачи он крепко схватил, закрытый волосами, подбородок Дейдары, тем самым заставляя его смотреть на себя.
По розовым щекам катились слезы, а в глазах плескалась чистая необузданная ненависть и гнев. И почему-то смотря в эти чуть потемневшие глаза, Сасори не видел жалкости своего напарника. Он скорее был похож на загнанного звереныша, еще совсем маленького, брошенного и беззащитного. Но того, кого никогда не посадить в клетку, потому что он скорее перегрызет себе глотку, нежели будет сломлен. Его глаза, глаза Дейдара никогда не померкнут, сколько бы раз он не был побежден или унижен.
И вот сейчас, Сасори хотел посмотреть, что будет, если он примет участие в маленькой игре Учихи.
Расстегнув свою хламиду, Акасуна точно, так же как и Итачи спустил брюки, но из-за гладкой отполированной поверхности его тела, скань легко соскользнула к лодыжкам.
Дейдара с неким отчаянием уставился на висящий деревянный член. Оставалось радоваться, что он оказался малогабаритным. Точная форма со всеми изгибами и маленькой дырочкой на вершине головки. Было новостью, что Скорпиону необходима эта часть тела. И тут же возникал вопрос: нет ли внутри ядовитых игл? Ибо кукольник отличался нездоровой любовью к яду.
- Давай малыш, просто оближи его, - нежно молвил выходец из Песка, не обращая внимания на презрение во взгляде напарника, направленное теперь уже на него.
Не смело разлепив губы, Дейдара позволил головке пробраться во влажную пещерку его рта, что бы потом почти подавиться, так как Акасуна не стал дожидаться его готовности и сразу же полностью протолкнул член.
Дея спасло только то, что Сасори не мог чувствовать, но для чего ему это понадобилось было непонятно. А ответ был прост до безобразия: Сасори просто ощущал некое извращенное наслаждение от того, что его член сосут, пусть он этого и не чувствует. Это ставило его еще на один уровень выше блондина. К тому же, физически Дейдара был прехорошеньким.
Всхлипывать и закусывать губы, Дей больше не мог, ему оставалось только пошире открыть рот, закрыть глаза, что бы не видеть напарника и врага и ждать когда же все это закончится.
Он не получал удовольствия, несмотря на то, что Акасуна его отравил, только тяжелое неприятное томление внизу живота, которое превратилось в боль от неудовлетворения. Ему было больно и противно от того, что Итачи трахает его и буквально через несколько минут спустив него, не позаботившись о презервативе, словно в шлюху, а потом он будет лежать в собственной крови и чужой сперме и кусать губы от бессилия.
Ему было больно потому что, самый близкий человек, который у него когда либо был, его напарник, отвернулся от него, решив поставить очередной эксперимент.
Ему было больно потому, что он опять проиграл Учихе…
Ему было больно…
Ему будет больно…
…до тех пор, пока он не найдет себе новую цель, в лице Учиха Саске.

URL
Комментарии
2010-10-21 в 23:21 

Carro L.V.V.H.
"Я то что ты хочешь, но не то что тебе нужно".
пожалуйста)))Я надеялась, что тебе понравится)))

2010-10-22 в 21:20 

бывают моменты, когда очень хочется залезть на небо и заорать "дайте сюда сценарий, блять!" ©
*О*
действительно шикарный подарок))
спасибо автору)

   

Дорога в ад...

главная